Трибуна

Алматы
C
» » Осень Кашагана

Осень Кашагана

Осень Кашагана

Началась промышленная добыча нефти на крупнейшем национальном нефтяном месторождении. Во многом история развития этого месторождения – это история самого Казахстана, независимость которого была обеспечена наличием крупных сырьевых месторождений. И по-прежнему определяется именно им.
Казахстану удалось реализовать реальный национальный проект. А по сути — реализовать национальную идею. Это не те идеи и национальные прожекты, которые периодически озвучивают местные администраторы и экономические гуру, периодически заезжающие в Астану (недавно, к примеру, был озвучен очередной такой «проект», предполагающий строительство экологического города). Речь идет о реальном проекте, в реализацию которого было вложено более 50 млрд долларов США. Девятнадцать лет назад, 18 ноября 1997 года, было подписано историческое соглашение о разделе продукции при добыче нефти на Северном Каспии. Историческим оно стало во всех отношениях. Прежде всего из-за громких расследований обстоятельств подписания этого контракта в американских судах. Но в большей степени из-за бесконечных проволочек и оттягивания сроков введения месторождения в действие.
Сроки переносились бесчисленное количество раз, что привело к тому, что в западной прессе начали звучать выводы о том, что месторождение превратилось в самую настоящую «черную дыру» мирового нефтяного бизнеса. Другим словами, на Кашагане на протяжении десятилетий зарабатывали все, за исключением самого Казахстана, который нефти так и не увидел. Осенью
2013 года добыча все-таки началась, но быстро прекратилась. На этот раз из-за серии аварий и требований устранить их последствия. Это заняло еще три года. В это же время, случайно или нет, но международный консорциум, разрабатывающий Кашаган, стал крупным донором грядущей EXPO‑2017, пожертвовав на выставку 50 млн долларов.
Видимо, не случайно нынешней осенью промышленную добычу нефти на месторождении начали «без шума и пыли» — почти тайно. В результате даже с датами возникла некоторая путаница. Считается, что промышленная добыча (75 тыс. баррелей в день) началась в ноябре, но реально нефть стали добывать еще 28 сентября
2016 года. Судя по всему, на этот раз нефтяные власти страны решили не позориться, а подстраховаться и подождать, пока процесс станет устойчивым.
Открытие Кашагана позволит изменить тревожный баланс нефтедобычи в Казахстане. По предварительным планам в 2016 году уровень национальной добычи должен был составить
74 млн тонн. В 2015 году этот показатель составлял 79 млн тонн. Теперь, после пуска Кашагана, министр энергетики страны Канат БОЗУМБАЕВ обещает увеличить добычу в 2016 году до
75,5 млн, а в следующем 2017‑м — до 80 млн тонн. То есть вернуть ее на уровень прошлого года. Последующие планы предполагают рост добычи до 102 млн тонн к 2030 году. Планы эти построены на основе прогнозов все тех же СРП-проектов, заключенных в 90‑е годы. Вместе с ростом добычи на Кашагане они предполагают введение дополнительных мощностей на Тенгизе (с 2022 года) и поддержание текущего уровня добычи на Карачаганаке.
Но все эти большие прогнозы о сотнях миллионах тонн добычи слишком напоминают прожекты 90‑х превращения Казахстана в нефтяную супердержаву.
Реальность состоит в том, что Кашаган действительно очень дорогое месторождение. Еще пару лет назад, оценивая перспективы мегапроектов в условиях падения цен, аналитические агентства ставили Кашаган в число первых кандидатов на закрытие. Назывались и цифры пороговой рентабельности для Северного Каспия —
100 долларов за баррель. Сейчас, правда, БОЗУМБАЕВ уже называет другой порог для Кашагана — 50 долларов (подозрительно совпадающий с нынешними ценами на нефть). Судя по всему, снижение оценочного порога произошло не в последнюю очередь за счет девальвации тенге (считай, заработной платы нефтяников).
Все эти цифры — роста добычи, экспорта — имеют для большей части граждан исключительно символическое, а не экономическое значение. По условиям, прописанным в договоре об СРП, государство будет получать свою долю лишь после того, как будут отбиты все инвестиционные затраты, которые понесли участники консорциума. А понесли они за эти 19 лет очень много. И скорее всего, их просто перенесли в другой карман — на счета «проверенных» подрядчиков и поставщиков оборудования и технологий. Судя по всему, главная цель правительства сейчас — не заработать, а удержать инвесторов на месторождении. Соответственно, лозунг «Недоедим, а вывезем» имеет шанс стать настоящей национальной программой. В прямом смысле этого слова.

Василий АЛЕКСЕЕВ
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

комментариев

Ваше имя: *
Ваш e-mail: *

Подписаться на комментарии

Введите два слова, показанных на изображении: