Трибуна

Алматы
C
» » Итоги независимости в статистических данных

Итоги независимости в статистических данных

Итоги независимости в статистических данных

Накануне 25‑летия независимости Казахстана официальные органы власти радостно рапортуют о достигнутых результатах. Мы обратили внимание, что в победных реляциях, как правило, приводятся стоимостные показатели, то есть те цифры, которые невозможно сравнивать с показателями 1991 года. Или просто не имеет смысла этого делать.
Мы решили более внимательно посмотреть на статистические данные и выбрать из них те, по которым имеет смысл проводить сравнение и, таким образом, более объективно оценить итоги независимости.
Прежде всего, мы старались использовать для сравнения натуральные показатели (тонны, штуки, километры и т. д.), а во‑вторых — брать данные, которые отражают состояние системы, а не конъюнктурные колебания, которые накрывали постсоветскую систему в этот период. Соответственно, большинство из этих показателей (например, количество детских садов, больниц) не успели еще пострадать за годы перестройки. Нас также заинтересовали индикаторы, которые позволяют оценить изменения экономической структуры КазССР с независимым Казахстаном.
Главным индикатором успеха любой современной государственной системы является ее способность обеспечить рост населения страны. Население Казахстана выросло по сравнению с 1991 годом на 7% и приближается к 18 млн человек. Это невысокий показатель, с учетом прошедших 25 лет. Но с учетом того, что на протяжении первого десятилетия независимости население неуклонно снижалось, достигнув к 2001 году абсолютного дна (14 млн 851 человек), это не такой уж и плохой результат. В одном 1994 году страна потеряла почти полмиллиона человек. И тем не менее выдержала испытание демографической катастрофой. Куда большее беспокойство вызывает отрицательное сальдо миграции населения, которое обозначилось в последние годы. Отрицательные значения начались с 2012 года, сначала неуверенные в рамках погрешности учета. Но по данным за 2015 год количество выехавших из страны человек превысило число въехавших на уже серьезные 13 466. И доподлинно неизвестно, сколько людей в реальности имеют двойное гражданство, то есть могут сняться и уехать в любой момент.
Главные факторы роста сегодня — увеличение рождаемости, а также снижение (на порядок) младенческой смертности и (в разы) материнской. При всем положительном эффекте подобной тенденции у нее есть и отрицательный эффект — большое количество молодых людей обоего пола, не всегда способных найти себе подходящее место работы и учебы. Хорошо известно, что именно этот фактор стал основной причиной «арабской весны» 2011 года.
Главная загадка молодежной статистики нынешнего Казахстана — рост числа вузов при абсолютном сокращении как числа школ, так и численности самих школьников. Мы далеки от мысли, что некоторые «особо продвинутые» дети могут сразу идти в институт, минуя среднюю школу (хотя теоретически сейчас возможны и такие варианты). Скорее всего, речь идет о том, что почти все, кто заканчивает школу, просто автоматом идут учиться дальше. При наличии качественного высшего образования и места работы это, безусловно, положительный момент. Но если в этой системе что-то не так, быть беде. Нет ничего хуже для любого общества, чем наличие большой и социально активной группы людей, недовольных своим социальным статусом. Статистика 2015 года демонстрирует рост численности экономически активного населения по сравнению с 1991 годом, но не позволяет сравнить уровень безработицы (из-за формального отсутствия таковой в то время и из-за во многом бессмысленного записывания части безработных в категорию «самозанятых» сегодня).
К сожалению, кроме простых цифр нам так и не удалось найти качественные социологические исследования на эту тему. Складывается впечатление, что, едва появившись на свет после обретения независимости, эта наука просто умерла тихой младенческой смертью.
Главным индикатором экономического процветания нации (при всех своих недостатках) остается ВВП — внутренний валовый продукт. На недавней конференции с невероятно претенциозным названием «Казахстан во всемирной истории: вечные ценности и новые горизонты», которую накануне 25‑летия провело в Москве наше посольство, советник-посланник Марат СЫЗДЫКОВ заявил, что за годы независимости ВВП страны вырос с 25 млрд долларов в 1991 году до 369 млрд в 2015 году, то есть почти в 15 раз.
Это очень странное заявление с учетом того, что в официальной публикации Казстата темпы роста названы куда более скромные — 2,17 раза. Оставим то различие на совести увлекшегося советника-посланника.
Куда более интересным нам кажется смещение экономической структуры страны. За годы независимости горнодобывающаяпромышленность выросла по сравнению с 1991‑м почти в 2,5 раза, а вот обрабатывающая так и не достигла советских отметок. Это различие можно интерпретировать по-разному. И как индустриализацию, и как концентрацию на «конкурентных преимуществах». Но вполне очевидно, сырьевой сектор не способен абсорбировать растущее предложение на рынке рабочей силы и, что особенно важно, не может обеспечить настоящую профессиональную и социальную лестницу для рядовых казахов. Если, конечно, не считать такой трансформацию рабочего в офисного служащего или просто рантье, возможности которой в добывающей индустрии действительно больше. Но и масштабы несопоставимы. Мы также можем смело предположить, что опережающие темпы развития сырьевого сектора, конечно, ведут к большему социальному расслоению и вымыванию остатков среднего класса. Так, обладание доступом к капиталу и ренте становится решающим фактором богатства. В отличие от профессиональной квалификации, которая является главным драйвером роста благосостояния в обрабатывающей индустрии.
Серьезные структурные трансформации произошли и в сельском хозяйстве. Серьезно выросла урожайность в растениеводстве, за которую так упорно бились поколения советских людей после того, как по нему и по людям катком прокатилась коллективизация. Но зато снизилось значение животноводства, что, конечно, бьет по основам казахской цивилизации и культуры. Сложно прогнозировать, насколько будет устойчивым тренд вытеснения животноводства выращиванием растительных культур. Пока главный драйвер роста — экспортный спрос и относительно простая логистика хранения и перемещения зерна и других полевых культур. А времена, когда Казахстан кормил говядиной весь Советский Союз, остались в прошлом.
Василий АЛЕКСЕЕВ
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

комментариев

Ваше имя: *
Ваш e-mail: *

Подписаться на комментарии

Введите два слова, показанных на изображении: