Трибуна

Алматы
C
» » Рашид Нутушев: «В чем ошибался Гейдар ДЖЕМАЛЬ»

Рашид Нутушев: «В чем ошибался Гейдар ДЖЕМАЛЬ»

На прошлой неделе умер известный российский философ Гейдар ДЖЕМАЛЬ. О его философском наследии, ошибках и просчетах рассуждает теолог Рашид НУТУШЕВ.

— 5 декабря в Алматы скончался известный российский философ, председатель Исламского комитета России Гейдар ДЖЕМАЛЬ. Как вы можете охарактеризовать этого общественно-политического деятеля?

— По уровню интеллекта и эрудированности Гейдару ДЖЕМАЛЮ почти нет равных не только в Казахстане, но и в самой России. Кроме этого, он был революционером по натуре, радикальным оппозиционером и прекрасным полемистом. И в то же время это глубоко трагическая личность. Его мировоззрение и политическая деятельность — прекрасный пример того, насколько важны в исламе традиции и правильная школа.
Воспитанный в русской среде и на книгах западных философов, он в зрелом возрасте начал искать свои корни, пришел к исламу и потом пытался позиционировать себя традиционалистом. Он смотрел на ислам с позиций классической философии. Его в какой-то мере можно сравнить с ИБН СИНОЙ и АЛЬ-ФАРАБИ. Как известно, великий исламский ученый Мухаммад ГАЗАЛИ в своем труде «Тахафут аль фаласифа» (в русском переводе он называется « Крушение позиций философов») подверг жесточайшей критике последователей аристотелизма и неоплатонизма, вышедших из исламской среды, таких как ИБН СИНА и АЛЬ-ФАРАБИ. В своем труде он показал необоснованность попыток ИБН СИНЫ и АЛЬ-ФАРАБИ совместить философию и ислам. То есть он показал мусульманам, куда идти не надо, и закрыл для них тему философии. В исламе философии нет.
Гейдар попал в тот же капкан. Противоречивость западной интеллектуальной мысли не дала ему возможности прийти к правильному пониманию религии. Ислам Гейдара ДЖЕМАЛЯ существовал только в его воображении. Он знал все, кроме ислама. Он сделал из нашей религии очередную модернистскую антиглобалистскую концепцию, а нашего пророка — революционером.На критику теологов традиционного ислама он никак не реагировал.

— Но почему он так ошибался?

— Чтобы правильно понимать ислам, не надо быть интеллектуалом в европейском понимании. Для 99 процентов людей требуется только исламская ментальность, то есть умение слушать ученых алимов и подчиняться. В нашей религии это называется таклид.

— А для одного процента?

— А один процент — это большие ученые, которые пришли к этому сознательно в результате многолетнего изучения исламских наук.
Что касается Гейдара, то он честно пытался познать истину. Даже, как я слышал, одно время был мюридом накшбандийского шейха. Но знакомство с традиционным суннитским исламом принесло революционеру ДЖЕМАЛЮ только разочарование, поскольку суннитская политическая концепция отличается от шиитской и ваххабитской. В ней нет никакой революционности. Рядовой мусульманин даже не имеет права самостоятельно вмешиваться в политику и критиковать власти. Он должен ежеминутно делать джихад против своего нафса, то есть своих пороков, но на военный джихад или против власти может выйти только после призыва больших ученых. Поэтому Гейдар ДЖЕМАЛЬ, как и джадиды начала ХХ века, решил «исправить» ислам, то есть приспособить его к реалиям современности. Его концепция состоит из смеси марксизма, антиглобализма, шиизма и ваххабизма. Заметьте, он никогда не называл себя ни шиитом, ни ваххабитом. Как он читал намаз в таком случае? Что за глупый экуменизм?
Если такой эрудированный интеллектуал, как Гейдар ДЖЕМАЛЬ, не смог понять ислам, то что можно говорить о наших политиках и экспертах, уверенно высказывающихся на исламские темы и знающих ислам только через русскоязычные СМИ и работы старых советских востоковедов? Для правильного понимания религии нужно либо быть практикующим мусульманином и иметь знакомых- консультантов, либо знать арабский язык и прочитать серьезных авторов в оригинале. Но это путь трудный и опасный и для склонных к завышенной самооценке интеллигентов практически нереальный.

— Тем не менее чувствуется, что вы уважали Гейдара ДЖЕМАЛЯ.

— Конечно. Я ездил на его похороны на кладбище в поселке Баганашыл и сделал дуа, чтобы Аллах простил его грехи, его невольную самоуверенность и неприятие трудов исламских ученых. Он родился лидером и, будучи воспитанным в исламской среде, мог бы принести большую пользу нашей умме, став большим ученым или политиком уровня Реджепа ЭРДОГАНА. Он достоин уважения еще и по личным человеческим качествам. Его интеллигентность, самообладание и талант полемиста вызывали восхищение всех мусульман, следящих за дискуссиями по российскому телевидению.
Он не должен был позиционировать себя как теолог и выступать от имени ислама, ему нужно было выступать как политику от имени исламской культуры и цивилизации и не вдаваться в высокие материи. Тогда он получил бы поддержку всей российской уммы, в том числе традиционного суфийского ислама, а не только мусульман, неофитов, радикалов и антиглобалистов, для которых он был кумиром.
Я его очень хорошо понимал, так как со всеми этими проблемами столкнулся в своей оппозиционной политической деятельности в годы перестройки и первые годы независимости. Планировал поехать в Москву и попытаться его переубедить, потому что его мог убедить только человек, имеющий и светское, и религиозное образование и опыт политической деятельности. Но Аллах не дал. Значит, у меня не было шансов.

— Спасибо за интервью!
Беседовал Ерлан АСКЕРОВ
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

комментариев

Ваше имя: *
Ваш e-mail: *

Подписаться на комментарии

Введите два слова, показанных на изображении: