Трибуна

Алматы
C
» » ПРОБЛЕМА В ДИВАНЕ

ПРОБЛЕМА В ДИВАНЕ

Сергей Дуванов

ПРОБЛЕМА В ДИВАНЕ


То, что сегодня происходит на процессе в Атырау, где судят защитников земли, предопределено – результат известен, и он, по большому счету, независим от судьи, прокуроров и защиты обвиняемых. Это вытекает из признания судом того, что процесс носит политический характер.
Случай в нашей практике беспрецедентный: до этого еще ни разу суды не признавались в том, что рассматриваемые ими дела — политические. Это притом, что реально политических дел было немало. Тут либо оговорка по ФРЕЙДУ, либо решили, что скрывать очевидное бессмысленно, и решили играть в открытую.
Ну а коль дело политическое, то и результат будет политическим, а не правовым. Что, собственно, мы всегда имели по аналогичным процессам над оппозиционерами и прочими политическими персонами, попавшими под молоток правосудия. Это означает, что обвиняемые в разжигании социальной розни будут признаны виновными и их накажут по всей строгости закона, чтобы другим неповадно было. Так заканчиваются все политические процессы в нашей стране. Это стандарт — стандарт устрашения.
Это первая задача, которую решает Акорда, расправляясь с активистами народного движения против продажи земли.
Но кроме устрашения существует другая важная задача — дискредитация этих активистов, а в их лице и самого протеста. Для Акорды мало просто наказать, нужно показать, что не было никакого народного возмущения, что все это инициировано «плохим дядей», который дал на это деньги, реализуя свои политические амбиции.
Вначале через нечистоплотных журналистов телеканала «Евразия» растиражировали информацию о том, что все это происки Запада, который, мол, спит и видит, как бы дестабилизировать ситуацию в Казахстане. Дружный хохот в соцсетях заставил отказаться от этой линии лжи. И тогда появилась другая легенда — о мафиози и владельце пивзавода, который якобы разработал чудо-план захвата власти в стране, что предполагало организацию митингов протеста против продажи земли в ряде городов Казахстана, для чего он передал 100 тысяч долларов активистам на местах.
Не знаю, как вы, но я лично не встречал еще ни одного человека, который бы всерьез отнесся к этой истории с неудавшимся госпереворотом. Логики здесь не больше, чем в первом варианте от «Евразии». Вот уж воистину «в огороде бузина, а в Киеве дядька».
Но, видимо, у ребят в спецслужбах с креативом напряг, поэтому эта откровенно нелепая легенда легла в основу кампании по дискредитации Макса БОКАЕВА и Талгата АЯНА.
С точки зрения формирования общественного мнения это, в принципе, даже хорошо, потому что никакой дискредитации в глазах общества не получится. Поверить в бред о госперевороте за 100 тысяч долларов во главе с владельцем пивзавода — это, простите, нужно быть полным идиотом.
Видимо, поняв это, организаторы кампании по дискредитации активистов начали дистанцировать процесс над БОКАЕВЫМ и АЯНОМ от «госпереворота» ТУЛЕШОВА. Поэтому в показаниях ТУЛЕШОВА на суде тема госпереворота уже не фигурировала. Главным был вопрос передачи денег. Мол, не важно, для чего переданы деньги, важно, что они а) были и б) предназначались для проведения несанкционированных митингов.Понятно, что деньги с точки зрения дискредитации прошедших митингов являются ключевым моментом. Там, где есть деньги, не может быть разговора об искренности протеста, и соответственно, сам протест перестает быть уважаемым и привлекательным в глазах общества.
На мой взгляд, доказательство указанных выше моментов — это то, на что ориентирован суд в Атырау. Ориентирован политически! То есть это заказ со стороны власти. Теперь суду деваться некуда. У него нет выбора. Он сам в этом сознался, признав процесс политическим. Теперь он должен выполнить политический заказ.
Почему должен? Потому что судьи в Казахстане зависимы от власти. И в силу своего назначения ею, и потому, что они могут ею увольняться, а также по корпоративным, клановым и коррупционным основаниям. И то, что сегодня происходит в суде, подтверждает это: процесс идет в обвинительном режиме и именно с акцентом на дискредитацию обвиняемых в общественном мнении.
Проблема Макса и Талгата в том, что они, являясь выразителем мнения большой части казахстанского общества, на этом процессе остались один на один с режимом. Фактически общество бросило их на растерзание. Нет той массовой поддержки, нет тех протестов, той атмосферы негодования, которые бы могли, с одной стороны, поддержать их духовно, а с другой — оказать давление на власти, чем не допустить готовящейся расправы. Жидких постов в поддержку гражданских активистов в социальных сетях явно недостаточно для развертывания серьезной протестной информационной кампании.
Те несколько человек, вышедшие на акции поддержки БОКАЕВА и АЯНА, — наглядная демонстрация нижайшего уровня гражданской солидарности и смелости. Выясняется, что между смелыми призывами поддержать Макса и Талгата в Фейсбуке и способностью продемонстрировать это в реале — огромная пропасть, которую большинство диванной оппозиции не в состоянии преодолеть.
Процесс в Атырау показывает, что несогласие с действиями властей, несмотря на то, что оно уже присутствует в обществе, еще не готово выплескиваться наружу. Люди уже не боятся стучать по «клаве», но еще не доросли до того, чтобы слезть с дивана.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

комментариев

Ваше имя: *
Ваш e-mail: *

Подписаться на комментарии

Введите два слова, показанных на изображении: