Трибуна

Алматы
C
» » Долгая история НПОшной агентофобии

Долгая история НПОшной агентофобии

Долгая история НПОшной агентофобии

Андрей СВИРИДОВ


Две недели назад, в позапрошлом номере «Трибуны» за 26.10.2016, мы писали о предстоящем ровно через месяц ежегодном Гражданском форуме казахстанских неправительственных и некоммерческих организаций (НПО или НКО). О проведении этого форума в Астане 26 ноября, а также о планах по разработке и принятию на форуме некоего этического кодекса, обязательного для всех казахстанских НПО, рассказал 24 октября на брифинге в астанинском Центре общественных коммуникаций президент Гражданского альянса Казахстана Нурлан ЕРИМБЕТОВ. Мы же свой комментарий к этим его планам озаглавили «Этическим кодексом — по гражданскому обществу».
В той публикации мы вспомнили две истории из недавнего прошлого — о попытке Акорды навязать журналистскому сообществу некий этический кодекс (сентябрь 2012‑го) и об инициативе того самого Н. ЕРИМБЕТОВА через возглавляемый им альянс запретить финансирование казахстанских НПО за счет зарубежных грантов (апрель 2013‑го). И вот сейчас, аккурат посередке между прошедшим 24.10 брифингом президента ГАК и предстоящим 26.10 форумом, нам показалось уместным вспомнить еще кое-что из этой сферы, отложившееся в нашей памяти на стыке российского и казахстанского дискурсов.
Как казахстанский депутат
российских думцев переплюнул
Как известно, в соседней стране печально известный закон, объявляющий грантовые НПО «иностранными агентами», был инициирован и принят в июле 2012‑го депутатами того самого бесподобного состава Государственной думы, который после неполной пятилетки своей законотворческой деятельности сдал в сентябре 2016‑го свои полномочия новому составу, практически такому же. Достопамятный же законопроект об «иностранных агентах» был одним из самых ранних изделий «взбесившегося принтера».
Нас в Казахстане все это напрямую не касалось, но и равнодушными не оставило, поскольку мы связаны с Россией не только одной из самых протяженных в мире границ, но и практически единым информационным и идеологическим пространством. Из казахстанских откликов лета‑2012 на российскую эпопею с принятием закона об иноагентах вспоминается целый ряд возмущенных и саркастических комментариев, выражавших сочувствие российским энпэошникам и солидарность с ними.
Однако запомнились и как минимум два отклика, авторы которых — весьма известные в Казахстане персоны — солидаризовались отнюдь не с гонимыми, а, напротив, с их гонителями. При этом если один из тех авторов лишь предложил свои аргументы в оправдание гнобительских действий московских запретителей, то другой пошел дальше их самих, а говоря простыми словами, мощно переплюнул толпу плевальщиков из здания на Охотном ряду.
Так, уже на четвертый день после принятия Госдумой РФ того закона на казахстанском сайте Total.kz от 16.07.2012 появилось сообщение «Казахстанский депутат предлагает закрывать «шпионские» НКО». Под этим заголовком воспроизводилось выступление тогдашнего главы Коммунистической народной партии Казахстана и депутатской фракции КНПК в мажилисе Владислава КОСАРЕВА, который оценил российский закон как «миндальничанье» с врагами народа и призвал московских коллег не просто ограничивать деятельность «шпионских» НПО, но и полностью запрещать таковые организации. К сфере шпионажа г‑н или тов. КОСАРЕВ отнес даже и самый что ни на есть безобидный мониторинг состояния общества, приравняв таковой к «разведывательной деятельности».
Как казахстанский политолог госдумцам аргументами подсобил
А через пару дней после того в газете «Время» за 18.07.2012 под залихватским заголовком «В очередь, грантовы дети!» поместили далеко не столь однозначное высказывание замдиректора Центра анализа общественных проблем Каната БЕРЕНТАЕВА, озаглавленное «То, что хорошо для России…» (далее по смыслу: не всегда хорошо для Казахстана).
Известный политолог и экономист, с одной стороны, вполне резонно заявлял: «Нет ничего страшного в том, что НПО, финансируемые из-за рубежа, существуют» и столь же резонно добавлял, что «на западные же деньги проходит обучение наших чиновников за границей, да и к нам приезжает очень много иностранных консультантов в правительство и Нацбанк». С другой стороны, тот же автор фактически оправдывал принятие в России закона об иностранных агентах тем, что там «некоторые НПО, такие как Хельсинкский комитет и другие, вступают в четкую оппозицию российскому правительству, ПУТИНУ. Многие их рекомендации носят антиправительственную направленность, частично направлены на дезинтеграцию России».
Помнится, мы по прочтении этого пассажа риторически восклицали на страницах интернет-портала Республика: позвольте, а разве вступать в четкую оппозицию ПУТИНУ настолько преступно, что любой способный на такое «святотатство» есть иностранный агент?! И главное: рекомендации Хельсинкского комитета (вообще-то правильное название этой организации — Московская Хельсинкская группа по правам человека) направлены отнюдь не на дезинтеграцию России, а совсем даже наоборот — на ее модернизацию.
А еще работа правозащитных организаций направлена на то, чтобы побудить государство выполнять его же собственную Конституцию, его же собственные международные обязательства перед ООН и ОБСЕ. Разумеется, то же самое применительно к Казахстану можно сказать и о нашем Бюро по правам человека, и о близких ему организациях «Хартия за права человека» и «Международная правовая инициатива», о Международном фонде защиты свободы слова «Адил соз» и экологическом обществе «Зеленое спасение» и ряде других НПО.
И уж конечно, не было ничего хорошего ни для России, ни для Казахстана в принятии абсурдных и драконовских законов об «иностранных агентах» и «нежелательных организациях». Причем второй оказался гораздо ближе к пожеланию народного коммуниста КОСАРЕВА, поскольку предусматривал уже не просто наложение на неугодные российские НПО клейма «иноагент», а полный запрет на присутствие неугодной международной организации в России.
Бросая взгляд из осени 2016‑го на российские события 2012–13 годов, связанные с принятием этих и других репрессивных законов, а в еще большей степени на события 2014–15 годов, связанные с аннексией Крыма и развязыванием агрессивных войн на Донбассе и в Сирии, нам остается лишь удивляться — и вот чему. Это сколько же дурного для своей страны может сделать дурная власть, которую многие россияне именно поэтому стали называть оккупационной, потому что над своим народом так не издеваются.
Идея об НПО как иноагентах родилась
на стыке Казахстана с Россией?
До сих пор мы, говоря о сегодняшних вещах, вспоминали также отдельные моменты четырехлетней давности, а теперь собираемся углубиться на еще одно десятилетие назад и перенестись в конец апреля 2002 года.
В те дни в южной столице Казахстана проходил первый Евразийский медиафорум — личный пиар-проект императрицы «хабаровской» медиаимперии Дариги Нурсултановны НАЗАРБАЕВОЙ. Для проведения этого мероприятия был задействован отель «Анкара» на площади Республики (сейчас уже не вспомнишь, тогда или после его переименовали в «Интерконтиненталь»). Вокруг отеля на первые полдня работы форума силовики полностью закрыли для транспорта и пешеходов гигантское пространство аж до проспекта Абая на севере, до улицы Фурманова на востоке и до проспекта Аль-Фараби на юге. Эту «мертвую зону» держали в состоянии «словно нейтронная бомба упала» с раннего утра до приезда в отель, во время пребывания и еще долго после отъезда оттуда самого главы государства, приветствовавшего участников медиафорума сразу после его открытия, — короче, навели шороху на весь мегаполис.
Обсуждение казахстанских проблем со свободой слова и прессы на том форуме особо не планировалось, однако и вовсе проигнорировать его тоже не решились, в итоге сделали темой одного из последних заседаний, а в число официально приглашенных докладчиков ввели президента фонда «Адил соз» Тамару КАЛЕЕВУ. Представителям же наиболее преследуемых в те месяцы оппозиционных СМИ — телеканала «Тан», газет «Республика» и «СолДАТ», а также автору этих строк как прессозащитнику и обозревателю казахстанской прессы приходилось буквально с боем пробиваться сначала в зал, а потом и к свободному микрофону.
Когда же этот микрофон нам удалось заполучить, то вот о чем мы там говорили: представьте себе, не столько даже о положении СМИ (об этом там еще до нас успели публично сказать наши коллеги Бахытжан КЕТЕБАЕВ, Ирина ПЕТРУШОВА и Ермурат БАПИ), сколько об НПО, хотя и в медийно-политическом аспекте.
Дело в том, что буквально за день до начала медиафорума в московской газете «Известия», а точнее в приложении «Известия-Казахстан» от 24.04.2002, появилась редакционная статья, в которой были озвучены абсолютно новые для того времени и совершенно непредставимые на страницах тогда еще очень прогрессивных «Известий» вещи. А говорилось там как раз о том, что «в странах бывшего СССР под видом правозащитных и журналистских неправительственных организаций западные разведки создают агентурные сети», причем сами НПОшники могут и не знать о том, что работают на ЦРУ и Госдеп.
Сейчас такими заявлениями никого не удивишь ни в Казахстане, ни тем более в России, где эта незатейливая мыслишка легла в основу целых двух репрессивных законов, к тому же активно применяемых на практике. Вполне органично читаются такие вещи (и еще гораздо круче) в номинально той же газете «Известия», которая после перехода ее вместе с «Комсомольской правдой» в состав медиахолдинга прикремлевского олигарха Арама ГАБРИЕЛЯНОВА окончательно стала тем, чем стала. Однако тогда, в 2002‑м, хотя это и был уже третий год правления ПУТИНА и ровно год после разгрома старого НТВ, читать и слышать такое было ново и дико.
Как там говорилось в достопамятных «Военных афоризмах» Козьмы Пруткова-сына: «Что в конце шеренги стоит фланговый,/Это для многих дико и ново», на каковой стих последовала резолюция командира полка: «Разве только для вновь поступающих в службу». В нашем же случае тем самым правофланговым в деле антиНПОшной агентофобии оказалось весьма малозначимое в истории казахстанской журналистики полуказахстанское и с очень большой натяжкой полуроссийское квазиСМИ, своим печатным доносом на гражданское общество опередившее свое время на целое десятилетие.
Об этом стоило вспомнить хотя бы из чувства справедливости: не одним же россиянам пристало утверждать русские приоритеты во всех областях науки и техники, но и нам, казахстанцам, следует помнить о казахстанских приоритетах, даже и о таких, которыми вряд ли стоит гордиться.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

комментариев

Ваше имя: *
Ваш e-mail: *

Подписаться на комментарии

Введите два слова, показанных на изображении: