Трибуна

Алматы
C
» » Необычное «дело» Гульжан Ергалиевой

Необычное «дело» Гульжан Ергалиевой

Необычное «дело» Гульжан Ергалиевой

Необычное «дело» Гульжан Ергалиевой
Власти пытаются регулировать частный судебный процесс из политических соображений?


В интервью сайту tribunakz.com известная журналист и общественный деятель Гульжан Ергалиева, отвечая на вопрос о политической составляющей казахстанского правосудия, руками которого закрывались все ее проекты, оговорилась, что в данный момент в одном из алматинских судов идет частный процесс по ее иску к некоторым лицам и что она, по некоторым признакам, уже сомневается в объективности исхода дела, так как в него могут вмешаться властные структуры, преследуя политические цели. Мы попросили Гульжан Хамитовну приоткрыть суть данного дела.

- Вы могли бы поделиться содержанием поданного вами иска, о чем идет речь?
- Речь идет о невозвращенной денежной сумме, данной пять лет назад под расписку. Эти средства я получила за уступку доли в ЧУ, которому принадлежала газета «Свобода Слова». Многие уже слышали об этой истории, что тогда, в 2010 году, мы приняли такое компромиссное решение – уйти мне самой, но сохранить издание и редакцию. Однако я оставалась в оппозиции, что не снимало пристального внимания властей за моей деятельностью, все также помнят, что в то время в стране разразился банковский кризис. В таком положении и в такой ситуации я стала думать, как сохранить эти деньги, так как всем известно, что нас легко штрафуют на ровном месте, предъявляя необоснованные претензии и требуют безумные штрафы, во-вторых, какой нормальный человек тогда бы мог доверить, как и сейчас, свои «кровные» нашим банкам или акциям? Поэтому я хотела устроить так, чтобы было на «черный день». Значительную часть средств я использовала на финансирование своих СМИ-проектов, немалую сумму потратила на благотворительность и решила свой жилищный вопрос.
В иске речь идет о средствах, которые я доверила людям, искренне считая их своими близкими друзьями. Эта дружба была скреплена очень серьезными испытаниями, в которых я приняла самую активную деятельность по их защите. Я поделилась с ними своим соображениями по поводу денег, они проявили желание помочь советами. В результате эти консультации привели к тому, что я одолжила свои деньги на 2 – 2,5 года. Я просто доверилась, надеясь на их полную сохранность. Однако все обернулось более чем драматично, и вот уже 5 лет, как я не могу вернуть свои деньги. Поэтому обратилась в суд с иском о принудительном возврате моей собственности, так как поняла, что могу их вообще потерять – все варианты решения вопроса по-хорошему уже исчерпаны.
- Вы могли бы сказать, о какой конкретно сумме идет речь и кто эти друзья, которым вы доверились?
- Речь идет о сумме в миллион долларов, которую они получили наличными. А что касается вопроса, кто эти друзья, то я пока не хотела бы называть их имен, так как хочу оставить им последний шанс образумиться и решить конфликт цивилизованно, то есть заключить в суде мировое соглашение, которое устроило бы меня. И дальше – все, конец проблеме! Я и моя семья все эти пять лет хранили молчание и терпеливо ждали, надеясь на элементарную логику и человеческую порядочность. Понимаете, верили, что «завтра, послезавтра», а в результате превратились в каких-то назойливых мух, если не сказать – в попрошаек. Но всему бывает предел, и я больше не хочу терпеть это недостойное положение. Поэтому у них есть еще время до 7 октября, то есть до дня следующего заседания суда, чтобы закончить с этой проблемой мирно.
- А что, есть вероятность не мирного хода?
- Увы, есть. Об этом я тоже сейчас не хочу говорить подробно. Но вероятность того, что один невозвращенный частный долг может потянуть на целое уголовное дело, есть, и не только в нашей стране. Но пока не будем об этом говорить.
- Хорошо, но вы мельком сказали в интервью сайту tribunakz.com, что вы стали сомневаться в справедливом исходе дела в суде по вашему частному иску. Почему?
- Видите ли, я долго взвешивала вопрос, подавать ли мне в суд. Во-первых, потому, что за всю свою политическую и журналистскую деятельность я прошла через десятки судебных процессов и ни разу на них не выигрывала, что уже, само по себе, ненормально. Это говорит о заказном характере судебных преследований меня, а не о справедливости правосудия. Поэтому я на своем опыте и на примере еще множества других судебных процессов в отношении оппозиции и целого ряда СМИ пришла к глубокому убеждению, что у нас нет правосудия. И это факт! С другой стороны, рассуждала я, это далеко не политический и не профессиональный вопрос – вопрос с долгом. Поэтому, думала, вряд ли власти начнут вмешиваться в этот сугубо частный спор, чтобы манипулировать судьями и принуждать их выносить нужное им решение. У меня было два выбора – либо подать заявление в следственные органы по факту (как я теперь уверена) мошенничества, и потом материалы дела могли попасть в суд. Либо обратиться с иском в гражданском порядке, что более, согласитесь, толерантно. Я так и сделала.
Однако первое, что меня насторожило – это интерес «неких органов» к моему иску еще на стадии его сдачи в суд. Об этом мы узнали случайно в разговоре с сотрудниками суда, видимо, наше дело попало в чьи-то посторонние руки. Второе – рассматривать это дело поручили судье, которая за неделю до нашего заседания вынесла решение против журнала АДАМ, присудив штраф в 50 млн. тенге (известное уже дело). Неужели опять совпадение? Кроме того, этот судья на первом заседании вдруг потребовала сдать оригинал расписки (единственный документ, подтверждающий факт долга) в материалы дела, то есть отдать ей. Но, насколько мне известно, это вообще необязательно, суды удовлетворяются копиями таких доказательств. Я ведь еще не знаю, чем закончиться этот процесс, и если его решение меня не устроит, то я имею право апеллировать дальше или обращаться в другие органы и мне этот документ еще очень понадобиться. Кроме того, были случаи, когда в судах «терялись» важные бумаги. Словом, мне это тоже показалось подозрительным. И третье – это вызывающее поведение адвоката со стороны ответчиков, которые сами не присутствуют на процессе по причине отсутствия в стране. Про защиту стоит сказать отдельно.
Поверьте моему богатому опыту, что на всех инициированных процессах против нас приставлялись то ли прокуроры, то ли адвокаты, которые позволяли себе очень многое – брать агрессивный тон, нападать и обвинять, на что судьи смотрят сквозь пальцы. Но главное их оружие – это манипулирование законами, передергивание фактов и попытка свалить в одну кучу все обвинительные статьи, чтобы выстроить якобы убедительную базу вины. Хотя чаще всего, на взгляд юристов, все это выглядит сплошной галиматьей, иначе говоря – бредом. Но именно этот бред и становится основанием для вынесения тех самых бредовых решений суда.
Так и здесь. Адвокат со стороны наших должников, по вышеуказанным признаком, является таким же пристрастным участником процесса. Я их называю «красными адвокатами» по аналогии с «красными директорами» или «красными зонами» в тюрьмах, где обычно беспредельничает власть. Если бы вы послушали так называемые возражения против нашего иска этого адвоката, то поняли бы, что кто-то наверху решил и это мое частное дело подвести под определенные цели. О них я скажу ниже. Так вот, адвокат этот договорился до того, что: во-первых, это был не долг, а материальная помощь, которую вообще можно не возвращать; во-вторых, что якобы по закону возврат должен исчисляться по курсу доллара пятилетней давности, что составляет только половину взятой суммы. Как вам такое? Короче – прокуратура и нацбанк отдыхают! Полное извращение и законов, и правил финансовой системы.
- Как вы считаете, эта позиция адвоката является целью ваших должников? То есть они либо не намерены возвращать деньги, либо вернуть только половину, если суд примет такие аргументы?
- Так и получается, только откуда такая уверенность у ответчиков, что адвокат сам со всем справится? Ведь это крупная сумма и ответственность тоже не маленькая. Может, потому что уже есть некая договоренность? И почему на наше неоднократное ходатайство к суду вызвать непосредственного автора расписки на процесс мы слышим: «потом, если понадобится». Но ведь это смешно, что посторонний человек в лице адвоката, который вообще ничего не знает об этой истории, уполномочен отвечать полностью за чужой долг в миллион долларов. Вот еще одно неприятное ощущение, что суд может быть пристрастным и поэтому уводит от ответственности должников.
Здесь надо пояснить, что сами ответчики не относятся к традиционным фигурантам антикоррупционных разборок, не «золотые детки» или чьи-то кудалар, это в недавнем прошлом известные участники политической жизни страны. Просто кто-то наверху решил, что я на данный момент являюсь для них более «опасной», что могу на этот миллион опять создать какой-нибудь проект и дальше с ними воевать на информационном поле. То есть они взяли позицию «против Ергалиевой». Вот и вся справедливость. Хотя я уже говорила, что не буду больше ничего создавать в СМИ. Бесполезно, если нет честных правил игры! Устала быть «девочкой для битья»! И ни при этой власти! А деньги эти я хотела сохранить на остаток жизни и на образование своих внуков. Я достаточно вложила сил, веры и средств в проекты, которые держались 15 лет на плаву, невзирая ни на что, и были одними из лучших в стране.
- Как вы считаете, а эти люди, которым вы доверились, способны воспользоваться таким вмешательством властей и уйти от ответственности перед вами за свой долг?
- Вот это и будет для них настоящим экзаменом перед народом. Если они, как я уже говорила, не воспользуются возможностью цивилизованно разойтись в суде, тогда я могу дальше действовать более свободно в юридическом плане. Кроме того, посчитаю своим моральным долгом предупредить общество о том, какими на самом деле могут быть наши кумиры.
Беседовал Нурлан Амиров
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

комментариев

Ваше имя: *
Ваш e-mail: *

Подписаться на комментарии

Введите два слова, показанных на изображении: